Баня - кошмар моего детства



Мое детство было всяким — интересным, увлекательным, разнообразным, веселым... И так далее, и тому подобное.
Каким оно не было никогда — оно не было безмятежным.

Все детство меня окружали всяческие проблемы, неприятности, неудачи, комплексы... При том, что родители нас с сестрой очень любили, и где–то даже баловали.
Одной из постоянных составляющих моего детства были страхи. Детские и не очень — я уже как–то рассказывала про цепенящий ужас ночей, в которые я не могла спать и, лежа рядом с мирно сопящей сестрой, вслушивалась в ночное небо в ожидании падения той самой, самой страшной, бомбы...

Баня — это был кошмар.

Я до сих пор не понимаю, какая необходимость была у нас ходить в общественные бани — у нас в квартире стоял дровяной титан. И я даже подозреваю, что моя мама не испытывала ровным счетом никакого удовольствия от этих походов, но, тем не менее, раз в некоторое время (не помню точно, как часто, но явно чаще, чем мне бы хотелось), мы собирались и шли в баню. Мне кажется, для мамы это был некий ритуал причастия, принадлежности к классу строителей коммунизма, научных пролетариев, при помощи которого она подсознательно пыталась избавиться от своего темного прошлого (еврейства, и отца, сидевшего по бытовой статье, и амнистированного холодным летом 53 года).

Итак, мы собирались и шли в баню. Почему–то, в баню непременно надо было ходить пешком, как и обратно. Сравнительно недалеко — всего две остановки — по обочине дороги, по которой, кстати, регулярно ходили автобусы. Шли толпой — собирались все тетки наших двух домов — академгородка, с детьми, вениками и баулами — и топали. Мужики тоже топали — но отдельной компанией, и уж они–то точно получали удовольствие от этого процесса.

Типичная советская баня

И вот, мы всей дружной компанией шли в баню — по дороге мамашки с детьми, само собой, отставали — но это нас не спасало от помывки — нам всегда непременно занимали очередь и тазики. Сначала надо было долго — иногда больше часа, ждать во внешнем зале. Он был общий, там было громко, весело и сыро. Там же оплачивали и получали полотенца, простыни и те самые, ненавистные мне, тазики. Там приходилось сидеть в верхней одежде и я начинала ужасно потеть и хотеть пить. Жутко чесался затылок под потными волосами, потому что мама запрещала мне снимать шапку (или платок), из страха перед сквозняками. Я ныла и канючила, не с первой минуты, конечно, но надолго терпения не хватало. Хорошо еще, если были и другие девочки. Но они были не всегда. Так проходило какое–то время, и наконец нас впускали в предбанник, в раздевалку, как ни назови, но там надо было бежать быстро–быстро, чтоб занять удобное место с целыми вешалками (к слову, нам с мамой практически никогда не доставались самые удобные и хорошие места — я была мала, а мама не боец).

Как–то так выглядела эта раздевалка...

Раздевалка в бане

И в ней начиналось то самое действо, которое я ненавидела всеми фибрами своей души. Надо было раздеться. Совсем. Догола...

И при этом увидеть голую маму, и голых соседок: и тётю Валю, и тётю Аню, со всеми их складками на боках; и, не дай бог, учительницу химии, Любовь Алексеевну, или завуча — это был вообще ужас и шок. И увидеть, что тётя Лариса, первая красавица института, где трудились родители, имеет некрасиво висящую грудь... И прочие ужасы.
Причем, насколько я помню, эти мысли и адское смущение мучили исключительно меня — а тетки и девчонки весело ржали, перебрасывались шутками, и кто–то уже торопился внутрь, чтоб подогнать парку в парилке, а кто–то с хохотом спрашивал мою маму, не пробовала ли она меня кормить, «а то, смотри, что она за задохлик у тебя».
Потом, когда я стала старше, эти же тётки дружески любили ущипнуть меня за набухающие холмики грудей, и сказать какую–нибудь сальность — я ненавидела их в тот момент. Некоторых — и потом.

Помывочный зал общественной бани

Но стоп. Как же это я могла забыть...

Парилка! Самое ненавистное, но неизбежное мероприятие. Мама, кажется, тоже не любила ее, и старалась избежать.

Неизбежно наступал момент, когда кто–то из подруг решительно утягивал нас с мамой в это страшное, полутемное место, в котором невозможно было дышать, и тетки сидели и лежали растянувшись на полках, и похлестывали друг друга вениками, которые мокли тут же в большой бочке.
Время от времени кто–нибудь брал ковшиком воду из этой бочки и плескал ее на раскаленные камни. И тогда можно было умереть. Однажды я так чуть и не сделала — потеряла там сознание. Это спасло меня от дальнейшей обязаловки пребывания в парилке. И я терпеть не могу ее по сей день.
А тогда, в облаках пара, эти женщины казались мне какими–то гигантскими нерпами, развалившимися на камнях. И очень напрягала тишина, царившая в парной. По сравнению с адским шумом, звоном, плеском и криком помывочного зала — в парной была просто гробовая тишина.

Зал для помывки в советской бане

В конце купания надо было опрокинуть на себя целый таз воды — это шло в качестве ополаскивания, так как душей в той бане не было. Пока я не подросла, таз на меня опрокидывали другие — и я все время захлебывалась под мощным потоком воды.

По сей день я помню, какое тягостное впечатление на меня произвела женщина, которая хранила мочалку под грудью — грудь прижимала мочалку к телу, и другая, которая чтоб помыть верхнюю часть живота, скручивала груди в рулетик.

Вытирание и натягивание одежды на полусырое тело — это дополнительная мука, которую на буду описывать, она знакома всем. Просто в бане мучений добавлялось из–за того, что надо было это делать на скорость.

Банная раздевалка - шкафчики и вешалки

Мы возвращались домой, как правило, опять пешком, очень усталые. Физическая чистота для меня вовсе не компенсировала то чувство гадливости и униженности, которое я регулярно испытывала при посещениях бани.

P.S. Прелестное дополнение. В бане работал истопник, немолодой мужчина испитого вида. Может даже, это были разные мужчины, не знаю. Так вот, этот истопник частенько заходил в помывочную и даже в парную, по каким–то своим, загадочным истопническим делам, нисколько почему–то не смущая моющихся женщин. Всех, кроме меня (ну и, может быть, моей мамы).


Автор: Пиява
Источник: d3.ru


2014-11-21



Комментарии

Добавить комментарии

Ваше имя:

Ваш e-mail (не публикуется):


       





Пользовательское соглашение

© Copyright  2008—2017
«Баня у пруда» - русская баня, парная.
Баня в Дрезне
142660, Московская область
г.Дрезна, ул.Набережная 1а  (как добраться)
тел. +7 (496) 418-1636